Обвиняемого в разбое освободили из СИЗО.

Моего подзащитного обвинили в разбое, совершенном группой лиц. Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 УК РФ, которое инкриминируют моему подзащитному, предусматривает до 10 лет лишения свободы. Следствие длилось с декабря 2013 года.

Все это время Владислав находился в СИЗО, и уже было свыкся с расхожим мнением, что люди, попавшие под стражу гарантировано получат реальный срок лишения своды.

Уголовное дело шло вяло, экспертизы, казалось, тянутся бесконечно, жалобы адвоката рассматривались с нарушением сроков. Владислав, был местным пареньком. Вырос в Москве, как и многие, гулял со сверстниками вечерами по Московским улицам. Правда на работу до ареста устроится так и не смог, не подвернулось подходящей должности. На предварительном следствии Владислав придерживался позиции, которая была выработана его защитником-адвокатом.

По закону продлить срок содержания под стражей обвиняемого может только суд. Этот срок продлевали неоднократно и каждый раз на месяц. Прокуроры, закрыв глаза, поддерживали ходатайства следователя о продлении очередного срока ареста, высказывая свое дежурное мнение о том, что просьба следователя о продлении срока содержания Владислава под стражей законно и обоснованно. Однако, раз за разом они никак не мотивировали суду в чем законность и обоснованность очередного продления срока стражи. В таком судебном процессе они видят обвиняемого первый и последний раз.

При очередном продлении срока ареста, помощник прокурора на вопрос адвоката, как зовут обвиняемого, назвал совершенно другую фамилию из другого дела. Он даже не знал, какое дело рассматривается в данный момент. На вопросы адвоката и судьи чем вызвана сложность уголовного дела и почему необходимо в очередной раз продлевать срок содержания под стражей следователь и помощник прокурора не смогли дать внятного ответа. Единственным их оправданием было то, что в настоящий момент оперативные сотрудники ищут соучастников преступления и преступление относится к категории тяжких.
Адвокат пояснил, что продление срока нельзя основывать только на том, что преступление, инкриминируемое моему подзащитному является тяжким. Розыск остальных фигурантов дела может длиться годами, их могут даже не найти. А мой подзащитный должен все это время находиться в СИЗО? Нужны подтверждения того, что по уголовному делу проводятся следственные действия, связанные именно с Владиславом. А дело в отношении разыскиваемых соучастников можно выделить в отдельное уголовное производство.

Судья согласился с доводами адвоката и отказал в продлении срока содержания под стражей Владислава. Через пять дней он вышел на свободу.