Ст. 162 ч. 2 УК РФ, В погоне за раскрытием преступлений обвинили в разбое

 

Алишер был уроженцем Таджикистана. Он работал в Москве грузчиком в магазинчике, которым владел Ашот. Как и многие его соотечественники Алишер снимал квартиру, честно работал, помогал семье на Родине и старался не попадаться на глаза полицейским.

Поздним зимним вечером Ашот возвращался домой с портфелем, в котором лежала выручка из магазина. Подойдя к домофону подъездной двери он стал доставать ключ, как почувствовал сильный удар по голове. Когда через несколько минут он очнулся, то с ним не оказалось портфеля с деньгами. А чуть позднее приехали скорая и полиция.

На допросе у следователя Ашот пояснил что когда но подходил к двери, краем глаза видел, как сзади к нему приближаются два человека азиатской внешности.

Еще он сообщил следствию, что в его магазине работает грузчиком Алишер выходец из Таджикистана, который мог знать, что при нем находятся деньги из магазина, поскольку видел, как он забирал из из кассы.

Кого еще можно обвинить в совершении разбоя по ч. 2, ст. 162 УК, как не иностранного гражданина без разрешения на работу?

Органы следствия не долго думая арестовали Алишера и поместили его в следственный изолятор. Его обвиняли по ст. 162 ч. 2 УК в совершении группового разбойного нападения.

В погоне за премиями в первые часы нахождения Алишера в отделении полиции, оперативные сотрудники пытали его электрическим током, били, стараясь получить от него чистосердечное признание. Алишер, под сильнейшим психологическим и физическим давлением, написал чистосердечное признание в нападении, которого не совершал.

На следующий день родственники Алишера обратились ко мне, адвокату по уголовным делам.

Надо было делать все быстро. В первую очередь было составлено заявление о медицинском освидетельствовании Алишера на предмет побоев, отправлено заявление в Управление Собственной Безопасности МВД РФ по Москве по факту причинения побоев Алишеру.

По адвокатскому запросу была запрошена видеозапись камеры домофона, где жил потерпевший Ашот.

При просмотре камеры наружного видеонаблюдения было четко видно лицо нападавшего с бейсбольной битой. Но, это не было лицо Алишера. Адвокат запросил провести портретную экспертизу. Эксперт подтвердил, что на видеозаписи не Алишер, а другой человек.

Самое сложное оказалось доказать, что Алишера пытали, выбивая признательные показания. Для этого потребовалось обивать пороги множества инстанций, писать многочисленные жалобы. Тем не менее, удалось собрать материал, доказывающий, что Алишер написал признание в совершении разбоя не по своей воле.

Поскольку правоохранительная система в России такова, что правоохранительные органы не любят признавать свои ошибки, дело все равно направили в суд по ч. 2, ст. 162 УК РФ. К тому времени Алишер находился в СИЗО уже год. Судья, выслушав участников дела, посмотрев материалы, дал Алишеру за отсиженное в СИЗО. После суда Алишер не захотел подавать апелляцию, и уехал на Родину.